.RU

Тобайас Джордж Смоллет - страница 8



Серл провел у нас вечер, показал себя человеком умным и даже занимательным,

но по характеру был скорее склонен к меланхолии.

Дядюшка говорит, что он человек незаурядных способностей и безусловной

честности; что его состояние, которое и так было невелико, сильно пострадало

из-за его чрезмерного великодушия, которое он выказывал даже вопреки

рассудку в пользу людей недостойных; что он спас Паунсфорда от нищеты, когда

тот лишился и денег, и доброго имени; что он защищал его с великой

горячностью, порвал с некоторыми друзьями и даже обнажил свою шпагу против

моего дядюшки, у которого были особые основания сомневаться в честности

упомянутого Паунсфорда; что без помощи и поддержки Серла тот никогда не смог

бы, благодаря одним только счастливым обстоятельствам, вознестись на вершину

благополучия; что Паунсфорд в первом порыве радости написал из чужих стран

многим из тех, с кем переписывался, письма, в которых признавался в самых

теплых выражениях, сколь многим он обязан мистеру Серлу, и заявлял, что

готов отдать себя в полное распоряжение своего лучшего друга; что,

несомненно, он давал такие же обещания и самому благодетелю, хотя последний

никогда об этом не говорил, но с течением времени эти тропы и фигуры

риторики вышли из употребления; что по возвращении в Англию он расточал

любезности мистеру Серлу, приглашал его к себе и просил, чтобы тот считал

его дом своим; что он ошеломил его уверениями и изъявлениями в любви и

старался выражать своп чувства к нему в присутствии знакомых так, что все

поверили, будто его благодарность столь же велика, сколь и богатство, а

кое-кто даже принес поздравления мистеру Серлу.

Все ото время Паунсфорд старательно и искусно избегал со своим бывшим

покровителем разговоров об обязательствах, а у того было достаточно

благородства, чтобы воздерживаться от самого легкого намека на уплату долга.

Но, разумеется, человек такого склада, как он, должен был принимать близко к

сердцу эту постыдную неблагодарность и в конце концов отказался от

знакомства с Паунсфордом, ничего ему не сказав и никому не проронив об этом

ни слова, так что теперь, когда им приходится встречаться в публичном месте,

их отношения ограничиваются легким поклоном, а это бывает весьма редко, ибо

их пути разошлись.

Мистер Паунсфорд живет во дворце, ест изысканные яства, облачен в

пышный наряд, появляется во всем блеске и проводит свое время среди

аристократов. Серл живет на Столл-стрит, на третьем этаже, в комнатах,

выходящих на задворки, ходит пешком, в костюме из батской саржи, тратит на

еду двенадцать шиллингов в неделю и пьет воды в предотвращение подагры и

каменной болезни.

Обратите внимание на превратность судьбы! Когда-то Паунсфорд проживал

на чердаке и питался студнем из бараньих и коровьих ног, от каковой трапезы

его пересадили к столу Серла, за которым всегда царило веселье, покуда

отсутствие бережливости не привело Серла на склоне лет к скудной годовой

ренте, едва достаточной для удовлетворения насущных нужд. Впрочем, Паунсфорд

оказывает ему честь, отзываясь о нем с необычайным уважением и уверяя, что

был бы очень рад позаботиться и его благоденствии. "Но, знаете ли, -

неизменно добавляет он, - мистер Серл человек нелюдимый да и к тому же такой

превосходный философ, что взирает на все излишества с величайшим

презрением".

Набросав портрет сквайра Паунсфорда, я воздержусь от рассуждений о его

характере и предоставляю это вашему разумению. полагая, что он встретит у

вас не больше снисхождения, чем у вашего

Дж. Мелфорда.

Бат, 10 мая.


Мисс Мэри Джонс, Брамблтон-Холл


Милая Молли!


У нас суетня. Едем в Лондон. Довольно мы здесь сидим, потому как все у

нас перевернулось. Хозяйка спровадила сэра Урика, он лягнул Чаудера, а я

прогнала О'Фризла, голову ему намылила! Подумаешь, велика важность, леврея

вся блестит и коса длинная! Под самым носом гулял с потаскушкой. Тут он мне

и попался, когда спускался от нее с чердака, конешно, и этой девке я спуску

не дала...

Ох, Молли! Слуги здесь в Бате - сущие черти. Никакого им нет удержу.

Срам как забавляются, воруют, плутуют да наряжаются, вдобавок всегда

недовольны. Они не хотят, чтобы сквайр и хозяйка жили здесь еще, потому мы

уже сидим тут, в доме, больше трех недель, а при нашем отъезде они надеются

получить по две гинеи каждый. Таков уж их приработок всякий месяц в сезоне,

потому как ни одно семейство не имеет права проживать больше чем четыре

недели в одном доме. И вот кухарка божится, что пришпилит к хвосту моей

хозяйки кухонное полотенце, а горничная грозится, что положит в постель

хозяину колючки, если он не уберется отсюда подобру-поздорову.

Я не браню их за то, что они хотят побольше содрать на чай и

приработков, никто не скажет про меня, что я сплетница и доносчица на бедных

служанок и доводила их до беды. Но совести у них нет, потому как они обижают

таких же слуг, как они сами.

А у меня, Молли, пропало почти что целый эл блондов и кусок муслина,

что оставался, да еще мой серебряный наперсток, залог верной любви. Все это

лежало в моей рабочей корзинке, а когда хозяйка позвала меня, я все так и

оставила на столе в людской. Оно конечно, кабы это и лежало под замком, все

равно ничего не помогло, потому в Бате у всех замков два ключа. Здесь

говорят: не разевай рот во сне, а нет - зубы утащат.

Вот я и сказала себе: вещи сами ходить не могут, надо смотреть в оба.

Так я и сделала, и тут-то я застукала Бет вместе с О'Фризлом. А что до

кухарки, так она плеснула на меня помои, потому я заступилась за Чаудера, он

подрался с собакой, которая вертит вертел с мясом, и вот я порешила:

доберусь до нее и выведу на чистую воду.

Утром я поймала поденщицу, да с поклажей, она уходила из дому и думала,

что я еще сплю, а я повела ее со всем добром к хозяйке. О господи! Подумайте

только, что она тащила! В руках ведерки, полные нашим лучшим пивом, а в

подоле холодный язык, филейная часть говядины, пол-индюка и огромный кусок

масла, а вдобавок еще с десяток свичей, которых почти что не зажигали.

Кухарка всякий стыд потеряла и говорит, что может рыться в кладовой, и она

готова пойти к самому мэру, потому как он много лет был ее лекарь, и не

позволит обидеть бедную служанку, которая отдала объедки из кухни.

Я расправилась с Бет, потому что она задрала нос и обозвала меня

нехорошими словами и сказала, что О'Фризл терпеть меня не может, и еще

наврала с три короба. Тут я взяла у мэра приказ, констебль обыскал ее

сундук, там, конечно, были мои вещи, а в придачу еще целый фунт восковых

свичей и хозяйкин ночной чипец, в чем я могла присигать. Ох, тогда мадам

Швабре пришлось попрыгать, но сквайр и слышать но хотел, чтобы подать на нее

в суд, и, значит, ее не упекли. Но проживи она хоть сто лет, ей никогда не

забыть вашей покорной слуги

Уинифред Дженкинс.

Бат, 15 мая


Если до нашего отъезда приедет сюда еще раз работник, пришлите мне

сорочку и фартук, а также мои белые туфли, вы их найдете в моем мешке.

Поклон Сауле.


Сэру Уоткину Филипсу, баронету, Оксфорд, колледж Иисуса


Вы правы, дорогой Филипс, я не жду ответа на каждое письмо - я знаю,

что жизнь в колледже слишком однообразна и не дает пищи для столь быстрого

обмена письмами. Что до меня, то я постоянно бываю в различных местах и

передо мной возникают все новые и новые картины, многие из которых весьма

удивительны. Потому я буду вести записи для вашего развлечения, и хотя,

по-видимому, и них не будет ничего важного и занимательного, они отчасти

могут оказаться и поучительными и забавными.

Музыка и развлечения в Бате кончились в этом сезоне, и все наши веселые

уличные птички улетели на Бристольсютс источники, в Тавбридж, Брайтельстон,

Скарборо, Хэрроугейт и т. д. Здесь не видно никого, кроме немногих

страдающих одышкой священников, ковыляющих, как вороны, по Северной

Променаде. В Бате всегда много клириков, - не этих ваших тощих, слабых,

желтых, чахоточных особ, изнуренных от воздержания и ученых занятий,

страдающих от morbi eruditorumi {Болезни ученых (лат.).}, - но важных,

растолстевших прелатов и ректоров с красными носами и подагрическими ногами

или с широкими, распухшими физиономиями, волочащих огромное, толстое брюхо -

эмблему лени и дурного пищеварения...

Кстати о духовных особах; я должен вам рассказать о забавном

приключении, происшедшем на днях с Томом Истгетом. который, если вы помните,

был на открытии колледжа Королевы. Он постоянно норовил жить на счет Джорджа

Пранкли, учившегося в колледже Крайст Черч, ибо знал, что тот является

наследником большого имения и от него будет зависеть получение богатого

прихода, священник коего был стар и немощен. Том Истгет изучил его

склонности и угождал им столь успешно, что стал его приятелем и советчиком,

и в конце концов добился обещания оказать помощь ему как претенденту на

место настоятеля в этот приход, когда оно освободится. Пранкап после смерти

своего дяди покинул Оксфорд, появился в лондонском светском обществе, а

затем приехал в Бат, где начал подвизаться среди щеголей и игроков. Истгет

поехал за ним туда, по ему следовало бы не покидать его ни на минуту с той

поры, как тот вступил в жизнь. Он должен был знать, что Пранкли глупый,

ветреный парень с причудами и забудет о своих приятелях по колледжу, как

только те исчезнут из поля его зрения. Том встретил со стороны своего

старого друга холодный прием. а вдобавок узнал, что тот пообещал церковный

приход кому-то другому, имевшему право голоса в графстве, где Пранкап

намеревался пройти в парламент на ближайших выборах. Теперь он ничего не

помнил об Истгете, кроме, пожалуй, того, что обычно подшучивал над Томом, а

тот терпеливо это выносил, ни на минуту не теряя из виду бенефиции; и он

снова стал над тем насмехаться в кофейнях на потеху всем присутствующим,

бросая пошлые саркастические замечания касательно его наружности и костюма.

Но он весьма ошибся, приписывая покорность Истгета своему остроумию,

тогда как она была вызвана благоразумными соображениями. Теперь в них не

было необходимости. Том отразил его насмешки, воздав ему с лихвой, и ему не

стоило большого труда выставить в смешном виде самого зачинщика, который

вышел из себя, разразился бранью и спросил, "знает ли он, с кем говорит".

Завязалась перебранка, Пранкли, потрясая тростью, приказал Тому замолчать,

угрожая выбить пыль из его сутаны. "Я не мог и мечтать о таком лакее. -

ответил Том, - но если вы мне окажете эту услугу и взопреете, у меня

найдется для вас вместо полотенца добрая дубинка".

Этот ответ взбесил Пранкли, но вместе с тем смутил его. После короткой

паузы он отвел Тома к окну и, показывая на рощу на Клеркендаун, шепотом

спросил, хватит ли у того духа встретиться там с ним завтра в шесть часов

утра, прихватив с собой ящик с пистолетами. Истгет ответил утвердительно н

твердо заявил, что не преминет встретиться с ним в назначенный час. С этими

словами он покинул кофейню, оставив зачинщика поединка в сильном волнении.

Утром Истгет, зная этого человека, явился в дом Пранкли и разбудил его в

пять часов.

По всем вероятиям, сквайр проклял в душе его точность, но старался

говорить свысока; приготовив свою артиллерию с вечера, они переправились на

другой берег реки - в конце Южной Променады. Покуда они поднимались на холм,

Пранкли то и дело поглядывал на священника, надеясь прочесть на его лице

неохоту драться, но, поскольку это не удалось, попытался его запугать:

- Если эти кремни сослужат службу, я покончу с тобой за несколько

минут!

- Извольте делать свое дело, - отвечал другой, - а что до меня, то я

пришел сюда не для забавы. Наша жизнь в руках господа, и один из нас уже

стоит у порога вечности.

Эти слова произвели впечатление на сквайра, он побледнел и, заикаясь,

пробормотал, что "грешно священнику ссориться и проливать кровь".

- Я вынес бы ваши оскорбления, если бы вы гнусной насмешкой не задели

мой сан, а защищать его честь я почитаю своим долгом, даже если пришлось бы

отдать за это кровь моего сердца. Да и какое же это преступление - избавить

мир от распутного бездельника без чести, без совести и без религии!

- Ты можешь лишить меня жизни! - воскликнул Пранкли в сильном смятении.

- Но не смей порочить мое доброе имя! Или у тебя нет совести?!

- Совесть моя спокойна, - ответил другой. - Но вот мы и пришли, сэр.

Становитесь там, где вам понравится, готовьте ваш пистолет, и да сжалится

господь в бесконечном своем милосердии над вашей дрянной душонкой!

Он произнес эти слова громко, торжественным тоном, сняв шляпу и возведя

глаза к небесам; потом, вытащив большой седельный пистолет, он вручил его

противнику и сам стал в позицию. Пранкап занял свое место и начал насыпать

порох на запал, но руки дрожали у него столь сильно, что это ему не

удавалось. Противник его, видя, что с ним творится, предложил свою помощь и

с этой целью подошел к нему, но тут бедный сквайр, необычайно встревоженный

всем виденным и слышанным, заявил, что хорошо было бы отложить поединок на

другой день, ибо он не уладил своих дел.

- Я не написал завещания, и моим сестрам ничего не достанется, - сказав

он. - Да к тому же я вспомнил об одном старом обещании, и моя совесть

говорит мне, что я должен его выполнить... Сперва я тебе докажу, что я

совсем не бездельник без совести и чести, а потом отнимай у меня жизнь,

которую ты так жаждешь!

Истгет понял намек и, сказав, что не будет спорить из-за одного дня,

добавил:

- Храни меня бог, чтобы я помешал вам поступить, как подобает честному

человеку и любящему брату!

Благодаря такой отсрочке они мирно вернулись домой. Пранкли немедленно

написал о назначении Истгета настоятелем церковного прихода и, вручив бумагу

Истгету, сказал ему при этом, что все свои дела он уладил и готов идти с ним

в рощу.

Но тут Том объявил, что не может и помыслить о том, чтобы поднять руку

на своего благодетеля. Этим он не удовольствовался. Когда они в следующий

раз встретились а кофейне, он обратился к мистеру Пранкли с просьбой

простить ему оскорбительные слова, какие он сказал в припадке гнева; сквайр

любезно простил и сердечно пожал ему руку, объявив, что не желает ссориться

со старым приятелем по колледжу.

Однако на следующий день он внезапно покинул Бат, а тогда Истгет

рассказал мне обо всей этой истории, весьма довольный последствиями

собственного здравомыслия, благодаря которому он добился церковного прихода

с ежегодным доходом в сто шестьдесят фунтов.

О дядюшке я не пишу ничего, кроме того только, что завтра мы уезжаем в

Лондон en famille {Всем семейством (франц.).}. Дядюшка, обе леди, горничная

и Чаудер - в карете, а я со слугой - верхом. Наше путешествие я опишу в

следующем письме, если только что-нибудь но помешает вашему

Дж. Мелфорду.

Бат, 17 мая


Доктору Льюису


Дорогой Дик!


Завтра я отправляюсь в Лондон, где я нанял помещение у миссис Нортон на

Голден-сквер. Хоть я и не поклонник Бата, но покидаю его с сожалением, ибо

расстаюсь кое с кем из старых приятелей, коих, по всем вероятиям, больше не

увижу! В кофейне я часто слышал самые лестные отзывы о произведениях мистера

Т., проживающего здесь джентльмена, который для собственного удовольствия

пишет ландшафты. Поскольку я не очень доверяю мнениям кофейных знатоков и

никогда не получал особливого удовольствия от сей отрасли искусства, такие

отзывы не заставляли меня любопытствовать. Но вчера по просьбе близкого

приятеля я пошел поглядеть сии картины, вызвавшие столь благожелательные

толки. Должен признаться, я не судья в живописи, хотя очень люблю картины. Я

не думаю, что мои чувства могли бы так меня обмануть, чтобы я восхитился

чем-нибудь никуда негодным, хотя, сознаюсь, я и проходил мимо отменных

красот в картинах, отличавшихся великими достоинствами.

Ежели я не совсем лишен вкуса, то сей молодой батский джентльмен -

лучший из теперешних художников, пишущих ландшафты: его картины поразили

меня так, как никогда не поражала ни одна картина. У его деревьев не только

густая листва и они писаны не только сочным колером, пленяющим взор, но

пышность и умение, с коими они изображены, не поддаются описанию. Его

искусство изображать chiaroscuro {Светотень (итал.).}, свет и тень, особливо

солнечные блики, поистине удивительно как по затее, так и по исполнению, и

он столь находчив в изображении перспективы на море посредством движущихся

кораблей и уходящих в море мысов, что мне казалось, будто передо мной

пространство лиг в тридцать. Если в наш жалкий век, который все больше и

больше погрязает в варварстве, еще сохранился вкус к искусству, то я

полагаю, что сей живописец прославится, как только его произведения станут

известны.

Два дня назад меня почтил визитом мистер Фицовен, каковой весьма

церемонно домогался моего участия и голоса в выборах в парламент. Дерзость

этого человека не должна меня возмущать, хотя она и весьма примечательна,

если принять во внимание, что произошло между им и мной на предыдущих

выборах. Сии визиты только обряд; претендент посещает каждого избирателя,

даже того, кто, по его сведениям, держит сторону его соперника, дабы не

могли его обвинить в гордости именно тогда, когда он должен казаться

смиренным. В самом деле, я не знаю поведения более презренного, чем

поведение человека, домогающегося голоса для получения места в парламенте.

Это подлое заискивание (особливо перед избирателями боро, полагаю я) в

большей мере способствует пробуждению в черни наглости, которую столь же

трудно будет изгнать, сколь и дьявола.

Так или иначе, я был смущен бесстыдством Фицовена, но скоро оправился и

сказал ему, что еще не решил, за кого подам свой голос, и вообще не знаю,

буду ли я его подавать. Говоря по правде, оба претендента стоят один

другого, и я почитал бы себя предателем конституции моей родины, ежели бы

подал голос за кого-нибудь из них. Если бы все избиратели пришли к такому

заключению, у нас не было бы повода вопиять против продажности вельмож. Но

все мы - шайка продажных, развращенных мерзавцев и столь утеряли чувство

чести и совести, что в скором времени пороками будут почитаться добродетель

и попечение об общем благе.

Дж. X., поистине горячий патриот, представлявший столицу в нескольких

парламентах, недавно говорил мне со слезами на глазах, что он прожил в

Лондоне свыше тридцати лет и вел торговые дела со всеми именитыми купцами,

но мог бы поклясться господом богом, что за всю свою жизнь встретил только

Tpex-четырех человек, которых можно назвать честными; слова эти не столько

удивили, сколько огорчили меня, ибо я сам встречал так мало людей достойных,

что их можно считать исключением, которое, как в грамматике, только

подтверждает общее правило.

Знаю, вы скажете, что Дж. X. плохо видит сквозь туман предрассудков, а

меня снедает хандра. Может быть, вы отчасти правы, ибо я заметил, что мое

мнение о человечестве, подобно ртути в градуснике, поднимается и падает в

зависимости от перемены погоды.

Прошу вас произвести расчеты с Барнсом; возьмите у него мои деньги и

выдайте ему расписку. Ежели вы считаете, что у Дэвиса хватит денег или

кредита содержать в порядке ферму, можете ему уменьшить следуемую мне

арендную плату; это усилит его рвение, ибо, знаю я, ничто так не

обескураживает фермера, как мысли о недоимках землевладельцу. Тогда он

впадает в уныние, не работает, а ферма приходит в упадок.

Табби бушевала в течение нескольких дней из-за шкуры ягненка, которую

работник Уильямс выпросил у меня, когда приезжал последний раз в Бат. Прошу

вас, возьмите ее назад. а парню заплатите за нее сполна, чтобы я мог обрести

покой в собственном доме; пусть только молчит об этом, ежели хочет сохранить

свое место. Ох! Никогда я не стану презирать или осуждать любого беднягу,

который страдает под башмаком жены, ибо я сам должен унижаться перед своей

домашней ведьмой, хотя, благодарение господу, она и не спряжена на всю жизнь

вместе со мной в брачную колесницу. Она поссорилась со всеми слугами в доме

из-за чаевых, и с обеих сторон воспоследовала такая ругань, что я был

вынужден тайком утихомирить горничную и кухарку. Разыщите какого-нибудь

бедного джентльмена из Уэльса, дабы он мог избавить от этой драгоценной

особы вашего

М. Брамбла.

Бат, 19 мая


Доктору Льюису


Доктор Льюис!


Уж позвольте мне вам сказать, что следует употреблять ваши таланты

получше и не к чему вам помогать, чтобы слуги расхищали добро своих хозяев.

От Гунллим я узнала, что Уильямс забрал себе мою шкуру, и выходит, что он

последний негодяй. Да и забрал-то он не только мою пряжу, а еще и сыворотку,

чтобы откармливать своих свиней, и теперь он, верно, возьмет и мой турнюр,

чтобы водить свою дочку в церковь и на ярмарку. Роджер берет и то и се, но

ни одному мошеннику во всем королевстве я не позволю себя грабить.

И очень я удивляюсь, доктор Льюис, как это вы полагаете, что мои дела -

это одно, а братнин домашний очаг - совсем другое. Я работала не покладая

рук, и все на пользу семьи Матта, а себе не могла припасти шерсти даже на

нижнюю юбку.

А что до сыворотки, то ни одна свинья во всем приходе не посмеет сунуть

в нее свое рыло, нет на то моего разрешения. Есть в Горячих Водах знаменитый

uchebnie-programmi-kursov-po-viboru-po-istorii-obshestvoznaniyu-ekonomike.html
uchebnie-programmi-po-disciplinam-programmi-professionalnoj-perepodgotovki-stranica-8.html
uchebnie-programmi-po-specialnosti-pedagogika-i-psihologiya-samara-2008.html
uchebnie-programmi-stranica-2.html
uchebnie-programmi.html
uchebnie-voprosi-1.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-sorevnovanij-podem-po-shturmovoj-lestnice-na-4-j-etazh-uchebnoj-bashni-preodolenie-100-metrovoj-polosi-prepyatstvij.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-13-primenenie-norm-prava-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-teorii-gosudarstva-i-prava-dlya-studentov-1-kursa.html
  • notebook.bystrickaya.ru/istoricheskie-transformacii-i-sovremennoe-sostoyanie-religioznih-tradicij-manchzhurov-severo-vostochnogo-kitaya.html
  • education.bystrickaya.ru/13-ya-mezhdunarodnaya-konferenciya-cifrovaya-obrabotka-signalov.html
  • notebook.bystrickaya.ru/ispitanie-uroki-otvazhnogo-24.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/shag-ii-vibor-atributov-by-becoming-a-monster-one-learns-what-is-to-be-human.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-etika-delovogo-obsheniya-rekomenduetsya-dlya-napravleniya-podgotovki-035700-lingvistika.html
  • control.bystrickaya.ru/diplomnaya-rabota-shudegovoj-valentini-sergeevni-stranica-4.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vistuplenie-prezidenta-rossijskogo-soyuza-rektorov-rektora-mgu-imeni-m-v-lomonosova-akademika-ran-v-a-sadovnichego.html
  • tests.bystrickaya.ru/kogda-chitaesh-zayavleniya-chlenov-pravitelstva-i-chinovnikov-minfina-o-borbe-s-inflyaciej-to-nikak-ne-mozhesh-otdelatsya-ot-oshusheniya-bega-na-meste-oni-vse-boryutsya.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vliyanie-totalitarnih-sekt-na-sovremennoe-obshestvo-na-primere-goroda-novosibirska.html
  • essay.bystrickaya.ru/elektivnij-kurs-dlya-uchashihsya-9-klassov-himiya-i-zhizn.html
  • klass.bystrickaya.ru/a-s-lebedev-vmrizhkov-programma-konferencii-kazan-2012.html
  • books.bystrickaya.ru/eksternalizm-i-internalizm-v-ponimanii-nauki-voprosi-dlya-podgotovki-k-ekzamenu-kandidatskogo-minimuma.html
  • institut.bystrickaya.ru/strategii-zhizni-velikih-uchitelej-klyuch-k-probuzhdeniyu.html
  • institut.bystrickaya.ru/tekushie-platezhi-1-predmet-metod-i-principi-pp.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zabolevaniya-sistemi-organov-krovoobrasheniya-penzenskij-gosudarstvennij-medicinskij-institut.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/razvitie-avtodorozhnoj-otrasli-ezhenedelnij-obzor-novostej-avtodorozhnoj-otrasli-20-26-sentyabrya-2010g-aktualnie-temi-nedeli.html
  • essay.bystrickaya.ru/doroga-i-mi-chto-dvizhet-chelovechestvom-dobrodetel-dobrota-ne-slishkom-cenitsya-chelovechestvom-mnogih-li-pravitelej.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-energiya-i-energoeffektivnost-v-mire-truda-i-professii-uslugi-s-pomoshyu-energii-vidi-energii-energoeffektivnost.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-iv-istorii-kotorih-ne-moglo-bit.html
  • composition.bystrickaya.ru/ou51-dlitelnost-garantii.html
  • doklad.bystrickaya.ru/variant-9vopros-1-metodicheskie-rekomendacii-po-izucheniyu-predmeta-i-vipolneniyu-kontrolnih-rabot-rabochaya-programma-disciplini.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/l-f-dostoevskaya-ob-otce-vpervie-perevedennie-glavi-vospominanij-publikaciya-s-v-belova-perevod-s-nemeckogo-e-s-kibar-stranica-14.html
  • literature.bystrickaya.ru/ekzotericheskij-v-g-kushnarenko-surtaeva-zhivaya-misl-slovar-po-osnovam-ezotericheskih-znanij-gorno-altajsk-2008.html
  • assessments.bystrickaya.ru/epidemiologicheskie-osobennosti-zabolevaemosti-gepatitom-v-na-territorii-svedlovskoj-oblasti-v-usloviyah-mnogoletnej-massovoj-immunizacii-naseleniya-protiv-nv-virusnoj-infekcii.html
  • knigi.bystrickaya.ru/respubliki-belarus-38-stranica-8.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-4-obuchayushiesya-i-ih-roditeli-zakonnie-predstaviteli-statya-osnovnie-ponyatiya-ispolzuemie-v-nastoyashem-federalnom-zakone.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tradicionnaya-medicina-kak-istochnik-geneticheskogo-gruza.html
  • tasks.bystrickaya.ru/13-reshenie-obiknovennih-differencialnih-uravnenij-metodicheskoe-posobie-petrozavodsk-2004-vsyakij-specialist.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zamestitelyu-glavi-administracii-volgogradskoj-oblasti-predsedatelyu-komiteta-ekonomiki-administracii-volgogradskoj-oblasti.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/algoritm-rascheta-programma-i-metodicheskie-ukazaniya-k-prakticheskim-zanyatiyam-po-discipline-litoekologiya-dlya-studentov.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/patriotizm-sostoit-ne-v-pishnih-vozglasah-v-gbelinskij.html
  • lecture.bystrickaya.ru/analiz-i-ocenka-predprinimatelskoj-deyatelnosti-predpriyatiya-ooo-oberon-chast-10.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/psihologiya-agressii.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.